Математика, музыка и Кортнев

Алексей Кортнев
03 ноября 2009 года

Алексей Кортнев, отучившись три года на мехмате МГУ, предпочел театр и эстраду. Сегодня он известен как лидер группы «Несчастный случай», поэт, переводчик текстов таких популярных мюзиклов как «Кошки», «Иствикские ведьмы», «Mamma Mia!», «Красавица и чудовище». Актер, автор исполнитель песен в спектаклях и одноименных фильмах «День радио» и «День выборов». Алексей Кортнев рассказывает в интервью о математике, музыке, поэзии, и предлагает читателям решить музыкальную задачку.

 
- Традиционный вопрос: как математика помогла вам в жизни?
 
- Как я могу это знать? Мне не дано прожить жизнь-дублер без математики, а потом сравнить обе жизни. Возможно, что примерно так же, а может быть нет.  Трудно судить, как математика помогла в целом. Но знаю точно, что благодаря занятиям в детстве, в школе, произошла некая «дрессировка» мысли, воспитание памяти. Умение организованно справляться с множеством заданий пригодилось мне в жизни и помогает до сих пор. Я и сейчас могу одновременно сниматься в кино, заниматься переводами, писать что-то для себя, планировать будущие проекты. Думаю, математическое образование сыграло значительную дисциплинирующую роль.
 
- А в текущей работе?
 
- Отчасти это касается переводов, которым в последнее время я уделяю много внимания. Перевод – предмет точный. Моя задача – выдать идеально соответствующий стихотворному размеру ритмический продукт. Это абсолютно «компьютерная» работа – перебор и подставка. И чем быстрее и осознаннее ты способен перебирать все слова русского языка в голове и заниматься их комбинированием на заранее заданную тему, тем лучший ты переводчик. Бывают, конечно, ситуации, когда приходит озарение. Но, в отличие от высокой поэзии, перевод – это все-таки больше ремесло. Это чистейшей воды комбинаторика с добавлением структурной лингвистики, потому что структура одного языка часто совершенно не сочетается со структурой другого. В этой работе, думаю, какая-то моя расположенность к математике как раз и помогает.
 
- Как математика изначально появилась в вашей жизни?
 
- Через родителей. Они имели техническое образование. Отец более 40 лет проработал ученым секретарем отделения вычислительной математики и кибернетики Академии наук, сначала СССР, потом РФ. Для меня изначально был определен этот вектор движения.  Да и из окон дома был виден МГУ как маяк.  Родители   имели прикладное образование, а мне решили дать фундаментальное. Надо сказать, что я был совершенно не против. Мне было интересно поступить учиться в МГУ. Во-первых, Московский Университет овеян всяческой исторической славой. Во-вторых, хотелось попасть в Клуб Самодеятельной Песни, т.к. я всегда был привержен бардовской культуре. Ведь оттуда, из МГУ, вышли и Александр Суханов, и Никитины, и множество других прекрасных музыкантов. В-третьих, теплилась мысль о студенческом театре. И, хотя  в английской спецшколе, где я учился, математика не являлась самой сильной дисциплиной, я поступил на мехмат МГУ довольно легко, поскольку уже с 8 класса занимался дополнительно.
 
- Есть такой анекдот. Бывший студент встречает бывшего преподавателя. Радушная встреча. Профессор спрашивает: «Слушай, пригодилось ли тебе что-нибудь из моих лекций? Расскажи. Буду знать, что не зря работаю». Студент крепко задумался и потом ответил: «Однажды с меня слетела шляп и упала в лужу. Я думал, думал, как достать и вспомнил, чему вы меня учили на лекциях. Я взял проволоку, согнул её интегралом и вытащил». А вам, как тому студенту, пригодилось в жизни что-нибудь из университетского курса математики?
 
- Не надо искать в математике прагматической выгоды. В магазине я даю кассирше точную сумму денег за все покупки и называю сумму сдачи еще до того, как она ее посчитает на кассовом аппарате. Я очень быстро считаю в уме, но такой бытовой уровень к университетскому курсу не имеет никакого отношения.
 
Был один забавный случай в студенческие годы, когда я перевелся в Институт Стали и Сплавов. Театр меня уже увлек, и учиться на мехмате совершенно не оставалось времени. Знания теоретического математического курса пригодились совершенно неожиданно. Дело в том, что у нас физику не преподавали, а в МИСиСе нужно было сдавать по ней экзамен. И на экзамене меня попросили написать, чему равна  дивергенция ротора. Это очень простой вопрос, каждому продвинутому школьнику должно быть известно, что он равен нулю. Но я в тот момент об этом забыл, и на глазах преподавателя быстро посчитал интеграл по замкнутому контуру. Исписав страницу, нашел правильный ответ. За что получил свое законное «отлично», хотя для преподавателя физики это выглядело довольно смешно. Я своими развернутыми математическими методами доказывал совершенно очевидную, с точки зрения физика, вещь.
 
- Сколько ваших знакомых, получив математическое образование, остались работать по специальности?
 
- На самом деле, такие есть. Со своего курса я знаю четырех человек, которые работают в Институте точной механики и вычислительной техники имени Лебедева. Хотя, надо признать, что ребят, которые остались в науке – очень мало. Наши встречи выпускников обычно проходят в гостинице, которая принадлежит как раз одному из наших однокашников. Приходят банкиры, издатели, полиграфисты, даже есть фотохудожник.
 
- В стране ввели единый гос. экзамен. Не пробовали решить ЕГЭ по математике?   
 
Нет, пока не пробовал. Старший сын, Артемий, уже закончил школу, а Никита учится в шестом классе. Мы довольно часто общаемся по поводу математических задач. Иногда он звонит по телефону, по моим ощущениям, выбежав во время урока из класса, и спрашивает что-то вроде «Папа, быстро! В одной канистре налито 12 литров бензина……». Пока в режиме «реал-тайм» я еще в состоянии оперативно помогать. Но, подозреваю, что через пару лет квадратные уравнения с такой же скоростью я не смогу решать. Придется взять учебник и все вспомнить. Основа, заложенная в школе и на мехмате, в памяти осталась. Так что к ЕГЭ я совершенно готов.
 
-На нашем сайте существуют задачи для политика, для гонщика, для фотомодели… А какую математическую задачу вы бы предложили решить музыканту?  
 
- Элементарные математические задачи приходится решать постоянно. В сложной пьесе композитор занимается, например, движением из тональности в тональность. Тоника и доминанта соотносятся совершенно определенным образом – это некая гармоническая пропорция, и если у музыканта есть задача перейти не  просто в параллельный минор или мажор, который логично сопрягается с исходным, а в другую тональность, то здесь и начинается математический отсчет, настоящее  вычисление.
 
Вообще есть музыка гармоничная, которая не нарушает представления современного человека о гармонии, а есть музыка конструированная, которая мне, например, гораздо более интересна. Она более ритмичная, более тональная, здесь нужно сопрягать ритмы, тональности, и это уже – чистой воды математика.
 
- Не могли бы вы предложить задачку для наших читателей?
 
 
- Да, пожалуйста. Композитор и исполнитель Скрипкин сочинял песню, в каждом новом куплете делая транспорт вверх на малую терцию. Сколько куплетов придется написать Скрипкину, если он хочет закончить песню в той же тональности, с которой начал? 
 

- Спасибо. А теперь творческая задачка для вас. Можете перевести вот такое стихотворение с языка цифр на русский?

 
4 14 8 15         Однажды, в студеную зимнюю пору,
 
9 11 30 16       Лошадь примерзла ушами к забору.
 
8 08 09 05,      Но не расстроилась сильно она:
 
3 29 102 25!   "Ладно, потерпим, ведь скоро весна!"

 

Все интервью

Аудио поздравление с рождением смотрите на аудиопоздравления.рф.